Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:50 

Ни что не сможет передать..даже слова.Нем язык и губы нерасторопно ленивы,пропитанные крепким и тугим.Остаётся лишь призрачный свет и чьё-то, не моё дыханье. К тебе возвращаются сны,как после амнезии память..

00:47 

Разбитые окна,железки кривые,крикливые чайки и чьи-то обеты.Я помню, как в тебя кидали грязью,крупными рыхлыми комками, а потом я вырывал им глаза длинными вёрткими пальцами, с усмешкой безжалостной, смотря им в раскрытые красные рты. Я не пью из грязных луж, а смакую жажду с гладких ладоней,задевая шершавым языком и острыми клыками податливые пальцы.Я помню звуки внезапных-нежданных, шепчущих голосов,что так заманчиво звали с собой. Прижимаю пальцы ко рту,отстукивая по ним ритм, а в голове острые ножи и мысли пронзают до глубины..нет, не души, а куда-то ещё глубже,за пределы и грани.Я помню, как плести тугие верёвки,чтобы кровоподтёк и гибкое тело немело.Откуда Я это помню? Эти знания закопаны во мне,прикрытые безвоздушными лёгкими,запечатанные костьми,что я положил,идя по багровой земле. Смотрю сквозь дым,закрывая глаза, а внутри месиво, даже не крови, а всей свалки, что закопана внутри.Здравствуй Весна. Ты как всегда опаздываешь..

00:46 

Твои волосы утопают в красном, а мои запутаны- перепутанным в белом,что пряди остроконечных влажных волос прилипают к глазам и холодным щекам. Лепестки белых цветов и неспокойный ветер. Я ступаю по твоим следам,что ты оставляешь на атласном снегу. Впереди поле из мечей-грешников-падших-заблудившихся и мои лапы ранит, сильнее и глубже,чем любая острая бритва, а из пасти скатывается скупая слюна,вперемешку с гранатовым соком,что резко бьёт в нос запахом соли,что скрыта в океане,под твоей горячей кожей.Я не знаю о чём мне мечтать и забываю каково это желать этого чуда.Край заснеженного утёса и скомканный вздох.Мне говорят о предрешённой судьбе и я клыками вырываю из под сухой белой земли острый клинок,отсекая голову пророку. Я иду по твоим следам,что пытается замести снег,вдыхая запах цветов,что источают столь сладкий аромат из под купола снега,что подкашиваются лапы и срываюсь на рык.Сужается острый зрачок глаза и время приостанавливает свой ход и снег едва касается века.Белый шум настолько оглушает, что даже ветер бессилен и колкий шорох на ухо вырывает из горла брызги красного сока.У зимы свои порядки и гордые нравы.У меня закончился чай и остывший кипяток в кружке. Вдалеке так близко кажутся одинокие огни твоего-не моего, параллельного моему дому. Я бросаюсь с тобой в бой,белоснежная,ты же знаешь..я не сдаюсь так просто. Мои волосы утопают в белом.

01:28 

12.04.2013 в 21:48
Пишет too_bitter:

welcome to hell, part 1.
"Я же знаю, зачем ты меня позвал. Ну, как позвал. Выскулил что-то подобное". Ублюдок появляется без спецэффектов, зато с тонной самолюбования. Я сплевываю кровь. Не лучший период моей жизни, если честно. В этот момент они и появляются.
"Ну, как насчет сделки?".
Я всё еще не совсем верю, но мне-то терять нечего. Рано или поздно я всё равно попаду к ним, осталось изловчиться и выиграть на собственных пороках. Не раз слышал, что это так для меня типично.
"Пугать вздумаешь?".
Бесовское отродье ухмыляется и поправляет очки.
"Нет, тебя - нет. Для таких, как ты, у нас всегда есть сладкое предложение. Тебе придется по вкусу".
Я качаю головой. Им нельзя верить. Им бы лишь бы свою выгоду вместе с моей душонкой.
"Тебе нечего терять"- он уже обнимает меня за плечи, лениво читая мои мысли в гудящей голове - "Тебе выгоднее поверить мне сейчас, чем потом...когда в моей компетенции будет обязательным расписать тебе все муки ада перед тем, как скормить тебе каждую". Меня передергивает. "Я знаю тебя, сладкий. Такие, как ты, продаются - лишь бы цена красна и дело того стоило. Запросы у тебя, конечно, те еще, но в этот раз у нас интересы совпадают". Я вырываюсь и только бросаю: "К делу".
Острое лезвие пропарывает кожу, а острый жгучий язык почти выводит подпись по моей крови.
"Добро пожаловать домой".

Громко. Жарко и громко. Кожа болит, свежий рубец жжется. Грубая рука толкает меня к стене, кости хрустят и, кажется, готовы сломаться. Оглушающие крики и стоны заполняют уши. Еще один рубец, еще одна судорога. Когти резанули по груди. Кровоподтек. Хребет выгибает, и я закусываю губу на хриплом полувдохе. Фигура заносит плеть для нового удара, но тут раздается чудовищный звук - пламя вырывается из-под земли, словно выбивая время. Чужик руки отпускают меня почти с сожалением.
"Извини, сегодня большая вечеринка". Я отталкиваюсь ладонью от стены, небрежно стирая кровь со скулы и плеча. Остальное смоет душ. Я немного недоволен тем, что нас прервали. Не ахти какой красавчик, но от него иногда коленки сводило. Демоны знают толк в развлечениях. Черные глаза наливаются яростью и желанием, но наталкиваются на холодную сталь моих. "Это моя работа, не забывай". И прежде, чем он успевает прижать меня к двери напоследок, я выворачиваюсь и проскальзываю боком в проем.
Я поднимаюсь на второй этаж, к себе - стоит отмыться от чужих запахов, вечеринка начинает тебя с чистого листа. Сегодня у нас много свежего, слухами не только Земля полнится, так что я уже нахватался сплетен и едва улыбаюсь в предвкушении очередного шоу. Говорят, сливки общества - что в зале, что на сцене, так что скучать не придется.
Я застегиваю на узких бедрах кожаные короткие шорты, закрепляю поверх них пояс с целым патронажем стопок и соли. Укладываю влажные волосы пальцами, проверяю все мелочи униформы, каждую деталь, подмигиваю отражению в зеркале левым глазом с деформированно-нечеловеческим зрачком и ловлю себя на мысли, что забываю, каким был раньше - я здесь, кажется, вечность. Это во мне, впиталось в кровь. Становится частью меня. И я меняюсь, гибкий и податливый, впуская в себя Ад.
Текила - напиток дьявола. Ох, неспроста кто-то, еще в мире смертных, ляпнул мне это по пьяни. Абсент - это другой разговор, это на любителя. Пламя и привкус, который не спутаешь ни с чем. А текила это местная попса. И мое дело - сделать эту попсу изящнее.
Огромная арена бара залита кровавым светом пламени. Народу здесь тьма, самая что ни наесть тьма. Концентрация всего, чего так боятся люди - и что их втайне так тянет. Пороки, неприкрытые благими намерениями. Мощная энергия, сметающая на своем пути, а сейчас желающая расслабиться после рабочего дня - демоны. Мелкие сошки и особи покрупнее, есть и vip-зоны, где танцуют на коленях, где можно заказать себе самое сладкое блюдо - со сцены; но попасть в эту ложу дано не каждому.
Я, со своей работой, имею доступ в любой уголок. Я один из немногих смертных, кто попал на такое место - мало кто соглашается. И почти никто не выдерживает. По началу кровь кипит под кожей, всё тело бьет дрожь, ты валяешься на раскаленных камнях и рыдаешь от желания, чтобы это прекратилось. Ад входит в тебя. Осматривает. Проверяет. Когда я почти потерял сознание, всё стихло. Я ожидал увидеть котел или где там еще варят неудачников. Но демон, который заключил со мной сделку, лишь улыбнулся, "Он принял тебя". Я понравился Аду. И он, что самое сладкое, чертовски нравился мне.
Я научился ходить босыми ногами по огню, не чувствуя боли. Я научился получать от ударов и порезов кайф, в сотни раз превосходящий самый сильный экстаз мира смертных. Я начал чуять кровь и различать на запах ее обладателя. Я становился одним из них. Я был почти экзотикой, с бледной кожей и светлыми волосами, что так оттеняла любая из рабочих форм. На моей груди сходились тонкие цепи - их я застегивал перед самым началом. На шее - тонкая прочная кожа с шипами и креплениями под любую из них. Браслеты-наручники, кожаные или металлические, иногда маски, скрывающие рот, всё зависело от случая. Ты сам подбирал униформу таким, как я. Я видел тебя лишь издали - не моего круга начальство - но мне понравился твой вкус. И сегодня у меня будет возможность полюбоваться тобой еще немного.
Мускулистые демоны с тяжелыми витиеватыми рогами размахнулись над ударными - открытие вечеринки. Бармены и танцовщицы заняли свои места, одна из них уже успела отсосать одному из довольно известных гостей - я чувствую этот запах острее других. Здесь постоянно пахнет похотью, кровью и сексом, но с тех пор, как я заметил, что различаю запахи вплоть до времени и владельца, я иногда этим себя развлекаю. Сейчас, скажем, угадаю, какая из мелкой швали протерла коленками ковер vip-зоны. Вон та. С огненными волосами, в высоких кожаных сапогах и коротком платье. Я подмигиваю ей, обводя языком по губам. Она показывает мне средний палец и усмехается. Забавная сучка. Мы нередко пьем с ней после больших представлений, как это. Пару раз даже обхаживал ее плетью, ее ухажер куда-то задевался, а для чего еще нужны друзья..
Я отвлекся на воспоминания о нежной распоротой коже и жадных стонах чертовки, когда музыка обожгла уши. Здесь вам не ангельское пение под перебор арфы. Словно огонь прошелся по коже, и губы вмиг пересохли. Вечер начинается.
Первое время все увлечены алкоголем, а я просто прохаживаюсь между столиками и толпящимися посетителями, чувствуя кожей жар их тел. Я еще не совсем как они, поэтому словно мурашки раскаленные изредка пробегают. Это кайфово, касаться их, впитывать их силу, задевать их ближе. Я мешаюсь с толпой - и это меня выделяет.
- Что ты мне предложишь?
Вот и моя работа. Здоровенный демон с острым взглядом. Такие путают стон боли с наслаждением, а похоть со смертью. Извращенные мясники, для которых кровь и секс не разделимы. Но здесь мне бояться нечего.
- Текилу, на первые пару часов больше ничего. - я улыбаюсь, и шарик штанги скользит по губам. Демон кивает, не отрывая взгляд от моего едва запекшегося пореза под перекрещивающимися цепями. Притягивает к себе ближе, раздирая когтями корку и осыпая солью. Эта соль не простая, заклятая и выкаленная в адских подземельях, она разъедает кожу кислотой и я вскрикиваю, когда он жадно слизывает ее с моей пенящейся кровью, залпом опрокидывая после стопку текилы.
- Запиши на мой счет, сладость. - он хищно скалится, и я знаю, что он захочет еще. Я делаю пометку на листке блокнота, и бумага впитывает, почти сжирает надпись. Должников в аду любят. В аду вообще любят развлечения.
Когда все стихает, я оказываюсь удивительно близко к сцене. Я люблю такие моменты - словно вся преисподняя задерживает дыхание. Здесь умеют выключать звуки. И на сцену выходишь ты.
Я почему-то вздрагиваю, прикусив губу, и только смотрю на точеные плечи и светлую челку, усмешку красивых губ и тонкие, изящные витые рога. Демон. Чистейшее зло. Безупречная магия боли и красоты, сплетенная в почти хрупком, грациозном теле. Ты сильнее, чем кажется. Ты сильнее большинства этих ублюдков в зале, включая весь персонал. Ты берешь только то, что хочешь. Притягиваешь взгляды. Пьешь боль как кровь, а кровь как вино. Я вижу как под одеждой напрягаются твои икры при каждом шаге. Как едва заметно ты покачиваешь бедрами. Я сглатываю и не отрываю взгляд от тебя.
"Сегодня, по традиции пятницы, у нас лакомые кусочки". Ты выдерживаешь паузу, и я замечаю, как улыбка кривит в предвкушении твой сладкий рот, обнажая кровожадные зубки хищника.
"Мы приберегли для Вас кое-что особенное. Наши соблазнители постарались на славу, даже, признаюсь, меня впечатлила их работа". У тебя получается говорить негромко, но вся огромная территория клуба слышит лишь твой голос. Я не исключение. Я ловлю его почти на ощупь и впитываю в себя.
"Я знаю, как вам не терпится...начнем". И в этот момент музыка потоком смывает сознание, софиты и прожектора ослепляют и выжигают глаза, ты поворачиваешься в профиль к залу и щелкаешь пальцами. Занавес рассыпается прахом, а за ним - десятки, сотни прикованных грешных душ, продавшихся и пропащих. Мои рецепторы почти сводит от разнообразия и количества запахов. Это не просто наркоши из притонов и проститутки, спившиеся к 25. Это оступившиеся, обманывавшие сами себя и напуганные такими же, как они. Священнослужители, сорвавшиеся на мальчика-малолетку или поверившие демону-обольстителю. Религиозные фанатики. Сектанты. Маньяки и насильники, расчетливые и безнаказанные на любимой почве зла - Земле. Самый сок, который наши сыщики выискивали месяцами. Сегодня прекрасный вечер, чтобы выжать из человеческих душ их глупость вместе с кровью и стонами. Я вижу, как ты облизываешь губы. И тихо киваешь ассистентам и палачам.
Зал взрывается. Ты умеешь производить фурор. Каждый шаг твой отмечен пламенем, ударами по электрическим струнам и криками грешных душ. Ты идешь по сцене как по подиуму в этом ореоле, и я ловлю себя на мысли, что вся преисподняя умещается в твоих глазах.

URL записи

14:00 

Жру,пожираю,сочно облизываясь,жадно заглатываю пальцы, закатывая глаза от сытости твоего вкуса и на моём теле проявляются руны-ожоги, кровоточат,тени хором шепчут на ухо, затопляют меня с головой. Руны кровоточат на моих плечах, раскалённых руках, веках..Мои глаза далеко и глубоко глядят в твои-мои сны..
Я опутываю, шумно и влажно выдыхая,намечаю на сгибе шеи место,где беснуется пульс,который разрываю клыками,заполняя пасть,низко рычу,плотнее смыкая клыки, насыщаясь..что внутри всё спазмами,скручивает,выворачивает до хруста в позвонках,сдавливая лёгкие,не выдохнуть.
Мордой на плечо, с шерсти стекают кровавые-витиеватые, проскальзывают,пропитывая насквозь и тебя бьёт в конвульсиях..твои пальцы скользким алым мазком по струнам,играет музыка,а сердце как сумасшедшее,дикое трепыхается. Рука опадёт на пропитанные алыми кляксами простыни. Звуки встревожат изнутри и я завою..так до одури громко и пронзительно, что треснут стёкла..осколки брызгами на пол. Буду скребсти когтями по груди, вспарывая, впиваясь взглядом в твои глаза, а твои зрачки, как чёрная необъятная дыра-расширенные,затягивают. С твоих губ стелется дым,что раскуривают древние индейцы на святой земле, в густых-заросших лесах,где только лично.прямо в висок рассказывают легенды и запретные тайны,запечатывая губами в лоб. Твоё тело источает запах трав и цветов,что вяжет на языке и кружит голову сладостью. Я хочу захлебнуться твоим теплом.

19:37 

Мне очень понравилась музыка,что пальцы повторяют скольжение смычка по струнам и я замираю.. Твоя музыка возвращает меня в детство,то окружённое зеленью,пустошью полей и порывистым ветром,путавшимся у меня между пальцев. Эти протяжные аккорды возвращают меня к холмам, с которых я смотрю в даль..за мой спиной топор,пыльные ноги и мысли глубоко в себя. Я всё утро сидел и слушал на повторе,почти не моргая.
Твоя музыка раскрывает тайные двери.

19:37 

Мне нравится шум ливня,особенно ночью,особенно стоя на балконе,когда пробирает от холода до мурашек,но ты продолжаешь стоять,выдыхая. На ступни проливаются капли дождя,пахнет сыростью.
У меня снова ломит ноги.
Хочу провести горячими пальцами у тебя за ухом и чтобы внутри.словно кислотой облили рёбра,так что грудь сдавливает и дыхание проваливается вглубь себя.
Меня бы укачало под мерным шумом дождя и я встретился бы головой с твоим плечом. Рассматривал бы твои ногти, обводя пальцем каждый,словно проверяя на гладкость.
Стена ливня,сквозь которую ты бы увидел мой силуэт и мои руки,влажные от воды, что касаются твоего лица,оставляя водяные узоры,скатывающиеся неровными дорогами-знаками по телу.
Я бы хотел заснуть с тобой под дождь..
Дождь отстукивает неровный ритм,заполняя словно белым шумом комнату. По стенам стекают дождевые потоки-тени,что проливает ночной фонарь. Дождевой театр теней. Мне хочется слушать как ты дышишь..Я бы сжимал твои пальцы,поглаживая костяшки рук,сгребая ладонями в свои. Я бы утонул в этой симфонии дождя и твоего тепла.

19:35 

Виском к холодному углу стены,пронзая взглядом темноту,что испытующе обходит по кругу. Закрываю глаза. Под тяжёлыми веками яркие вспышки, брызги красных точек. Мои глаза пытается пожрать белое солнце.Ночью приходит прохлада и остывают раскалённые лёгкие от жадных весенних глотков воздуха. С боку,вдоль шеи вьётся шрам, о котором я почти не вспоминаю, но который волнует чужие глаза.
Мне сниться что, моё тело переливается серебром мягкой шерстью, а в моих глаза иглы- зрачки,что отражают острые топоры. Шрам на шее обжигает.

19:35 

Я зашиваю распотрошённым птицами их животы и пускаю по воде, как послание в бутылке. Волны заливают мне в глотку солёную стопку моря и я опрокидываю её залпом. Мне хочется сейчас тяжёлую голову на твой бок и горячим дыханием оставить след на коже.Моя ночь безлунная,голая и тихая, молчаливая.Ты есть..
Руками по твоим рёбрам-жабрам,сжимаю,впиваясь пальцами в кожу,глубоко вдыхая запах тела,что оседает на языке, словно самый крепкий и жгучий напиток..
Осыпь мою голову снегопадом из сакуры, вплетая свои пальцы-ветки в волосы..
Хочу раскалёнными губами к твоим пальцам, на которые пролилась густая безлунная ночь..
Мне душно внутри себя..

13:20 

Твоя щека тёплая от солнца. На моём столе лестница из заточенных карандашей. Интересно, какая сейчас музыка в твоём мире? Лестница вверх и мне слышится стук колёс.Иногда я по Тебе очень скучаю..Эти колёса словно никогда не останавливались,словно машинист забыл куда он едет,а потом он стал просто продолжать свой путь,не останавливаясь,стремясь к горизонту-обрыву. Колёса катятся по рельсам в тёплом багряном закате и кажется словно пахнет кровью и солоноватый привкус на языке. Я вижу только колёса и быстрый бег рельсов,словно свисаю вниз головой.
Я бы сейчас хотел кончиком носа к твоим рукам,ощутить запах табака с твоих пальцев, вперемешку с запахом твоего тела.
Ты боишься щекотки?

15:36 

Муравьиное море,муравьиный дождь.

Мои пальцы зарываются в оперение птиц.Что-то сжимаю у них внутри,отчего они клонят свои головы мне плечо, словно нашёл ту самую точку,что выключает их моторчик и из них вытекает усталость, стекая зигзагом по плечу и до локтя.Он пришёл ко мне объятый пламенем и доспехам его был чёрный дождь. Мне кажется,если бы я был демоном неутомимым, с мятежной ядовитою душой, то давно бы уже сошёл с ума,но видимо человек другой зверь, не всё так просто.Я складываю в блокнот крылья стрекоз. Почему стрекоз? Потому что их крылья словно вытканы из тончайшей шёлковой паутины. Твоя шея..Интересно, как бы ты подстриг мои волосы? Сидя где-то на перепутье этого дня, я представляю, как ты берёшь своими ладонями,словно подбирая с глубины моря,мои волосы,согретые ослепляющие весенним и тёплым белым солнцем,чьё золото протекает между твоих веток-пальцев,переливаясь светом на прядях, как чешуя рыб.Закрываю глаза и между волос,стремительно проскальзывает острое лезвие ножниц,холодящее кожу затылка и от этого контраста вдоль спины пробегают мурашки,рассыпаясь остатками-брызгами по ногам так,что поджимаются пальцы. Пальцы ныряют от висков и до затылка,всколыхнув,оставляют за собой морскую пену,что спадает прядями-волнами на лицо. В мои уши стрекочут цикады, а под кроватью прячутся стрекозы. Ночью они совершают свой перелёт на потолок и их крылья переливаясь,окутывают комнату тончайшей паутиной. В моей комнате не хватает только дождя,чтобы россыпью прозрачных бус на паутине и по капле в рот. На кухне закипает чайник.

15:35 

Насыщаешь свой бокал,но еда не идёт в горло. Твои пальцы плавно скользят по стеклу бокала и ты крепко сжимаешь в ладони, желая сжать и раздавить, что напрягаются,выгибая свои гибкие чешуйчатые спины шипящие,не опасаясь,что побегут свежие, горячие и горчащие на язык красные змеи,обвивающие фаланги,срывая с пальцев ядовитые алые капли. Всегда жил ни в коже, ни в теле,а где-то внутри себя,наблюдая изнутри своего мира. Даже язык мой живёт отдельной жизнью,прячась в клыкастой крепости. Двери закрываются в полночь и открываются двери с той стороны. У меня вид совсем не подобающий тому,что отражается в глазах моего урчащего кота. Я чувствую приближение бури и мне хочется закрыть руками лицо,потому что ветер с песком в глаза и в уши.Мне кажется..однажды меня разорвёт,где-то в другой вселенной, другого меня,но глаза останутся всё теми. В комнате полный беспорядок, как и во всём этом мире. Я словно пьян, но не пьян во все. Ни как не разберу чьё дыхание слышу, твоё или моё? Разбил все лампочки и закрываю подушкой лицо, потому что глаза колет от света и лампы. Неужели их всегда так кололо от источников электрического сухого света или я заметил это только сейчас?
Сижу на лестнице, а нога провисает в разобранный пол. Там кто-то рыл яму. Для кого? Для себя или кого-то другого? Не знаю,но яма осталось в моей комнате. С кровати свисает рука, а вдоль фаланги вьётся синяя змейка. Нетерпеливые охотники стучатся в двери,но моя пятиголовая змея быстрее,чем их истошные крики.
За окном ничего не происходит,с той стороны скрипят закрытые двери и я ожидаю полночь, когда слетятся,рыщущие по моим следам тени.

18:07 

24.03.2013 в 14:07
Пишет [Fomor]:

Меня преследует мысль, что конец света все-таки наступил, просто мы этого не заметили.
И то что сейчас происходит, попытки СМИ свалить все на аномальные погодные условия и затянувшуюся зиму - агония старого мира, перед последующей паникой и началом чего-то более интересного, чем круговерть людей, работы, макдональдсов и проституток.

«Почему они называют это ядерной зимой? Потому что всё мертво. Снег, который ты видишь – это токсичный пепел».

URL записи

20:22 

20.03.2013 в 12:22
Пишет Ловчий->:

Волчья Зима
В лесу ещё весна нескоро, в лесу сегодня возвращение зимы. Оглянулась бледная хладокожая, сощурила надменной синью глаза стрелками, повела сахарно-снежным плечиком, да взмахнула широкой полою собольей шубки, возвращаясь - заметелило. Завьюжило тоскливым свистом среди еловых сухих лап, встряхнуло с них сонных и затаенно-весенних колючие хрусткие льдинки инея. Ошалелый гвалт мелких пичуг смолк, - страшно, когда Госпожа с хрустальной резной ледяной короной гневается, капризно кривит жестокие узкие бескровные губы. Почему вернулась, зачем ступила пару тяжёлых уверенных шагов назад, раздувая лепестки тонких ноздрей и переламывая дуги хмурых угольных бровей? Чтоб принять под узкую бесчувственную ладонь взъерошенную дыбом серую шерсть, исходящкю па́ром и звериным острым духом. Смотри, синеокая, я уже близко, ещё одна широкая дуга в узком коридоре кровавых мазков трепещущих от твоей вьюги флажков. Ещё одна шипящая прошитым снегом плюющая раскалённым очередь из винтокрылой машины над головой. Злые жалящие шлепки под самыми лапами вырывают фонтаны мёрзлых крошек земли со снегом. Я не могу за флажки, прости меня, я же зверь. Финальный меткий поцелуй остроносой пули от холки через грудину вбил в землю кусочек красной горячей плоти с клочками шерсти, сбив с бешеного и бессмысленного бега. Раздирающий лёгкие булькающий красными пузырями хрип агонии - всего-лишь облачко пара, а снег сглотнул горошины дымящихся бруснично-алых брызг. Одна услуга, Госпожа, последняя: прикрой меня саваном, невесомой тканой ажурными снежинками вуалью.

URL записи

20:21 

16:18 

Я проснулся в жарком поту и даже не шевелился,лишь напряжённо смотрел в потолок. Сжимая, комкаю сбитые простыни. В тёмном лесу, я скрываю лицо,слизывая капли дождя с прохладных влажных губ. Идя за тобой,ощущаю резкий запах твоего тела, подходя к тебе со спины, почти вплотную.Ты резко останавливаешься и я глубоко вдыхаю аромат кожи с твоей шеи, вперемешку с запахом трав и ещё чем-то резковатым, но дождь смягчает его и я знаю,что из этого тёмного леса нет выход, но не скажу об этом тебе,продолжая идти по твоим следам,словно хищник,взявший след. Красная графиня срывается с обрыва горизонта и бархат её платья стелется в закатном небе,обещая согреть завтрашний день.На мои волосы пролилось тёплое алое, с запахом вишни и осталось липким отпечатком на шее.
Чёрная графиня,срывается в пропасть уходящего дня и атлас её платья путается в ночном небе,обещая прохладу. Ты накрываешь ладонью мои волосы и я настолько теряюсь в ощущениях,что внутри разрывает,словно чёрная дыра засасывает все мои с ума сходящие органы.Твои пальцы оплетают меня словно корни деревьев и я выжидаю,когда склонишь голову и я проведу шершавым языком вдоль горла,почувствую скатывающиеся капли дождя с твоей кожи и запах..резковатый, с примесью пота и чего-то ещё,витиеватого, терпкого. Мне холодно от того,что вся одежда пропиталась дождём и изо рта вырывается пар. Меня начинает трясти и бить мелкая,зудящая дрожь, но я неотрывно смотрю в твои глаза,которые кажутся такими тёплыми. На моё лицо срываются капли дождя с твоих волос, твоя одежда прилипает к моей и мне то ли холодно, то ли невыносимо жарко и этот контраст переворачивает всё внутри,что спутало в тугие узлы все мои нервные окончания.У тебя ещё не весна, у меня идут дожди и скользко.

14:37 

Я никогда не привязывался к городам, чужим животным,чужим чашкам поздно ночью и молчаливо рано с утра. Изящным и властным движением носка ноги, заставляю ночь склонить голову, как на гильотину и она отзывчиво обнимает мои замёрзшие стопы. Я чувствую через стены, как кто-то курит. Вчера ночью я стоял под россыпью снега, запрокинув голову,подставляя лицо и тоскливо желал стоять под ним с тобой,что бы твоё горячее дыхание в шею и твои волосы,запорошенные снегом,чтобы меня разорвало от таинства тепла, но как и прежде просто иду спать. Такие моменты-секунды-неожиданности бесценны..В мои уши шепчет чей-то голос из динамик, напевающий так тихо, заговорчески мелодично и мне хочется просидеть так всю ночь. Барабаны..слышу стук,так приятно и глухо отдаётся внутри.На пол опадают исписанные листки, как листья,только быстрее и недолго. У меня в комнате осень, а за окном зима и только, когда печёт прикрытые веки, мне кажется,что весна где-то рядом. Представляю тебя новорождённым в душе, но не в теле,окружённым темнотой,что по-матерински кутает тебя своей пеленой, кормящая своей тишиной. Ты не кричишь, не дышишь, свернувшись в позу эмбриона на полу. Я целую тебя между глаз и ты впадаешь в транс,так передаётся вздох и ты поднимаешь усталые веки.
Уже который день тошно и снятся спутанные вязкие сны, словно кто-то подмешал крахмала. Метаюсь по комнате, но неизменно возвращаюсь к батарее..там тепло.Ищу голоса в музыке, которые бы звучали, заполняли,опьяняли. Слушаю Море..

15:04 

Лежу напротив тебя и до тебя целая световая миля.

Твоё небо закрывают громоздкие блёклые тучи.Моё белое солнце ослепляет. В полночь открываются все запертые двери,но выбрать можно только одну.Меня бросает в болезненный жар,что хочется вылезти из тела и тяжело переводить взгляд.Закладывает уши,как после взрыва и я погружаюсь на дно своего моря,сжимая пальцами влажный песок,пропуская сквозь тело серебряных рыб. Я протягиваю до тебя руку,преодолевая сопротивление Мира.
Раньше..я часто выходил на не застеклённый балкон и мне нравилось, как шеи,затылка и не прикрытых плеч касается ветер. Это было моё тайное уединение с самим собой и этим миром.Я смотрел на звёзды и слушал ночную тишину.Они всегда мне казались близкими, словно я уже касался их и даже знаю, каково это на ощупь..
Мой Мир стал таким неопределённым,мой Мир становится Хаосом,который я сам же и творю. Идя по улицам, мне даже не хочется смотреть людям в глаза. Что-то щемящее съедает изнутри и хочется смотреть только в твои.Я не смею касаться тебя,словно это древний запрет,что высечен шрамами на моей коже..но мыслями всё равно возвращаюсь к тебе.
Я спал почти всё время,пока солнце бодрствовало в чистой синеве. Горло раздирает и взгляд хаотично скользит по пустой тёмной комнате. Расскажи мне о своих монстрах,тех,что прячут в себе.
Мне говорят,что люди теряют смысл,когда чувствуют себя ненужными,когда разочаровываются в себе,в людях и становятся ненужными даже самому себе.Мне говорят,что люди ставят на пьедестал своих желаний эгоизм,когда прекращают любить тех,кто раньше был самым важным и ценным для них .Мне говорят...
Знаешь..порой я бываю таким упрямым и мне правда кажется, что у тебя волшебные руки.

00:35 

Кто-то в этот момент ещё не живёт, а кто-то уже умирает.Мой берег пустует,обвиваемый холодными и пронизывающими ветрами. Моя фигура, как далёкая и неприглядная точка, посреди огромного и необъятного океана, чьё дно такое тёмное и невесомое.По волнам моего моря дрефуют обрывки фраз, клочки исписанных бумаг, шёпот,что передаётся только лично и не важно как. Меня окружают облики теней,что могут принять самую разнообразную форму и облик. Мой взгляд цепляется за горизонт, за которым где-то прячется горячее солнце,что не касается моих рук.Сжимаю в руке влажный песок,что рассыпается между пальцев,стоит ему высохнуть.Когда я был кем-то другим, я ничего не боялся, ну или почти ничего, но в этой жизни, с определённого момента, я решил,что буду бояться одиночества,ненавидеть его, но ты другой Я перестал вообще чего-то бояться...Другой Я, где ты спрятал себя от всех страхов , ошибок, противоречий, сомнений?..Кто-то в этот момент ещё не исчез, а кто-то ушёл так и не вернувшись. Щекой прижаться к влажному берегу,зарыться ногами в воду,омывающую по колено, а взглядом в небо. В голове играет музыка без слов и я её напеваю чуть хриплым голосом, неспешно перебирая слова,словно струны. Я вижу огонь в твоём далёком окне...и от этого мне теплее. Ты рассыпаешь песок мне на плечи,словно брызги воды и мне горячо.Я чувствую себя китом, выброшенным на сухой берег,только не засыхаю и не умираю, даже не двигаю плавниками,чтобы по ближе к воде, а лишь пою свою песню, так пронзительно,чтобы в твои уши, как умеют только киты..

17:09 

Выстрели мне в голову.

Вот так приходит этот момент. Ты ничего не чувствуешь, у тебя кома, паралич, а потом, через какое-то неопределённое время тебя накрывает, словно ударной волной от водородной бомбы. Тебя разрывает изнутри, внутри тебя идёт война, страшная и на смерть. Вот тогда ты ощущаешь всю мощь отдачи, после этой ударной волны. Во рту боль. Это как на море, во время шторма,снаружи рвёт и мечет стихия, а внутри спокойная глубина, но только с одной лишь разницей, всё наоборот. Снаружи глубокое спокойствие, кома, а внутри разрывает и остаются шрапнель.Медики не придут на помощь,генералы отдают честь, я иду по трупам,обхожу мёртвые костры и ноги увязают в грязи этой войны. Другой Я, у нас военное положение..

Шут

главная