• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:29 

Кто ты, сегодняшний не Я?

Я сегодня пьян и "немного" не очень. А знаешь Странник...я тебя ревную, даже не знаю к кому и чему..за что...почему.. быть может быть к жизни или той, что иногда по пятам, но обязательно в тени и рядом. А ещё..я иногда перечитываю твои сны-не сны.
Как жаль..я иногда в полудрёме что-то шепчу, но не могу записать..как жаль, что я сегодня пьян.
Мои свешанные ноги, подвешенные руки, склонённая голова и только взгляд вперёд и обязательно насквозь, этого у меня не отнять.
-Скажи, так бывает?
-..../Странник/
-Значит бывает.
Сегодня я не такой, а кто-то другой. Кто ты, мой новый незнакомец с моим лицом, но чужим языком? Ты ласкаешь словами прямо под кожу заманчиво необходимо, не Я так не умеет, а я скрываю, что могу ещё лучше, ещё глубже...Моё море....в нём так глубоко. Ты лижешь где-то под сердцем, так пошло и в тоже время так возбуждающе горячо. На моей тарелке сочное и соблазнительное блюдо из твоих внутренностей и я как будто умираю с голоду, но смакую тебя по чуть-чуть.
Как хорошо,что я Тебя нашёл...мой далёкий-близкий..

23:24 

Королям закон не писан

Подставляйте ваши головы, у меня зачесались когти,хочу поточить о ваши черепные коробки, что пытаются меня учить ходить в лоточек смирения и всепрощения, а не в чью то душу. Я черный кот, мне положено пачкаться и пачкать. Ключевое слово "коробки",картонные как на помойке. Уберите свой ебанутый золотой стул, дайте мне ножницы я разорву эту красную мантию. Достану из холодильника банку шпрот,съем по рыбке за свое кошачье здоровье и не забыть бы про стопочку молочка за самоутверждения тирана. Вырежу из консервной банки корону, а трон всегда найдется. Поставлю его на крыше и буду смотреть на вас таких смелых и гордых,трусливых и добрых с высока птичьего полета. 9 стульев по кругу, 9 жизней у кота,чтобы успеть мыслимое и немыслимое и не забыть про чертово бессмысленное. А вообще мне просто нужно выспаться.

23:16 

Нежность на ошмётки до востребования тобой.

Губы растягиваются в безразличной улыбке без адресата и получателя, только голая тьма её созерцает, жадно облизываясь.Ты учишь меня каждому жестокому и острому движению наотмашь, чтобы отскакивало от зубов. Ты мастер боли и приверженец насилия. Мы тянем тонкую красную нитку слюны, как леску, режущую наши губы глубоко под кожу. Меня скручивает,закручивает и выворачивает потоком бессмысленного крика, преодолевая допустимый децибел. Сухо сглатываю.Лапы неосторожно ступают на грудь, впиваясь когтями, выставляя наружу острые бескомпромиссные лезвия.Твой короткий вдох и мой горячий рык в твою кожу, глубоко клыками внутрь.Ты любишь, когда рву тебя в клочья обливая алкоголем изодранные раны, заливая в глотку, пока не начнёшь захлёбываться, жадно прося ещё. Ты меня убьёшь, так ласково укладывая на снег, закрывая горячей ладонью глаза, только вот под веками окажется не темнота, а белая пустота в никуда...
Я буду драться за тебя, даже если ты встанешь на моём пути против меня. Я буду драться в кровь как бешеный, но только за тебя.

23:12 

ДЖЕМ

Наши лица просты,
как открытая дверь,
как раскрытые рты
наши души теперь.
Сто диезов сейчас
фокусируют в нас,
философствует джаз
и пульсирует бас.
Шесть нейлоновых рельс,
а лады — двадцать шпал. . .
Разогнавшийся вальс
мне в ладони упал.
Все потом, а сейчас
пусть молчит шансонье,
в ритмах, скрытых от глаз,
миг поймать шансов нет.

Пусть течет, как река,
бесконечный мотив,
опустилась рука,
на аккорде застыв.
Черновик старых чувств
взмахом перекрести,..
океаны искусств
нам не перегрести.
Слышишь отзвук грозы? —
проясняется синь,
затихают басы,
слышен шелест осин,
возникают в тиши
полутоны зари.
Не дыши, не дыши. ..
Не смотри, не смотри. . .

17:39 

29.09.2011 в 23:57
Пишет Maximilian fon Reinhart:

Загадка
Самое жестокое, бессмысленное, с кипящей синей кровью, полное сил, хамства, вседозволенности. Абсолютно беспощадное. Андрогинное. Чистое. Грязное. Непристойное. Скромное. Ранимое.
Щелчок затвора. Ровные белые зубы впиваются в сочное яблоко и искрящийся, пенящийся белый сок стекает по ладони. Колонки разрывает ска панк. В бокалах выдыхается Мондоро, привезенное чьим то папой.
Щелчок затвора. Вспышка. Люблю студийную съемку. Отражатели, фоны и подиум для мокрой съемки. Белое белье модели. Путанное кружево на влажной подтянутой коже. Недотрога. Портрет Дориана Грея, снова и снова. Жестокость, дерзость, забавная неуверенность. Неопытность. За это можно убить . Способное разрушить храмы и построить города. Продаться и купить что угодно.
Щелчок
Раздражающее других, тех, кому это недоступно.
Синева джинсы, кошмарно заниженной и затертой, по новым заветам Дина и Дэна. Питается черными клавишами компьютера и спамами. В религии - огнепоклонство. Минет алым демонам стоя на острых коленках под мульты студии пиксар. Безвизовость в голове. Все свежо, все ново. И такого больше никогда не будет, потому что это смертно
Щелчок затвора. это - юность

URL записи

19:30 

21.10.2011 в 22:15
Пишет Maximilian fon Reinhart:

Самый лучший день. 2,5
Сижу в московском Старбаксе и изучаю карту города. Не ту что можно купить в ларьках Роспечати или на вокзале. Ручную. Нарисованную вечным ребенком сбежавшим из интерната в тупике бытовой жестокости и безразличая. В эту карту воткнуто столько честности, безумия и нелогичности что в ней почти не возможно разобраться. Но она настоящая. Продавленные ладонями улицы, в косую вылезающую за края фасадов карандашную штриховку, линеечные линии автострад, холеные бездушные стальные монстры современных зданий и колючие от антенн малоэтажки старой части. Помоечная красота не отображаемая на официальных версиях города. Лабиринты с химерами и минотаврами столичного сознания. Сверяюсь с адресом на клочке чека из рыболовно охотничьего магазина. Это такая игра. Для тех кого знают, покупаешь штормовую беретту и упаковку гвоздей на открытие сезона, а тебе вручают чек, на чеке адрес который не найдешь просто так и время. Успеешь - приз твой, уложешся вдвое быстрей - сорвешь джек - пот. Не успеешь раз - простят, не успеешь два - изнасилуют, не успеешь три - сам станешь мишенью поиска. Целью может быть что угодно, главное что бы оно было ценное. Настоящее сокровище. То что не купишь. То что редкое и заповедное. Не верту платиновый какой ни будь. Слезы ребенка. Радость женщины, узнавшей что беременна от любимого мужчины. Первая драка, с самым чистым и сумасшедшим слепым выбросом адреналина в кровь. Не продающаяся душа, которую могут только подарить. Щемяще белая. Сердце матери. Выписка из больницы. Запись песни. Щенок в подарок. Самое настоящее, то что вспоминается в пульсируеще опасных моментах. И ставки конечно. Просто деньги. Единицы, нули. Просто люди. Бывшие охотники, проигравшиеся в пух игроки всех мастей. Люди попавшие в чью то собственность. Продажные насквозь. Как Орла. Как я.
Это ты меня подсадил на эту игру. Откладываю карту, затягиваюсь сигаретой, подтягивая рукава тонкого свитера. Все ты. Прививал мне безупречный вкус к жизни, делал самой желанной мишенью и самым ловким охотником. Смеясь, объяснял что надо быть легким сексуальным умным сильным смелым самостоятельным внезапным. Какое то время мне казалось, что ты и есть идеальное воплощение всего самого ценного. Беспощадности, искрометности, железобетонным коктейлем мужественности и эгоизма. Подавляющей все кругом силы. Тебе подчинялось все: от картинок на бигбордах до погоды. Каждый вокруг сгорал от желания исполнить все твои приказания и самые случайные желания, причем не отдавая себе в этом отчета. Совершенный, животный, первозданный, упоительный гипноз. Колдовство словами и жестами. Каждая леска бытовой магии дрожала от желания твоего прикосновения когда ты приближался. Ты заменял мне и отца и друга и богов, всех сразу. Каждое твое действие было невероятным и по значению сравнимо с цунами. Просто, сложно. Не понятно но всегда точно в цель. Даже промашки в дальнейшем оказывались верны. Ты внушал главное – все зависит только от тебя. Ход поездов и ряды шлюх по дороге домой. Наполняемость кредитки, идущие в кино фильмы. Кто тебе звонит. Я не верил. Ну конечно, куда мне было понять то это
А в какой то момент, кажется, мы были знакомы то ли четыре, то ли сорок четыре года на тот момент я разочаровался. Увидел несовершенство в твоей ослепительности. И оно было настолько уродским, настолько режущим глаз.. Ты уже не был лучшим. А потом перестал быть вовсе. Раз и навсегда доказав мне что все зависит только от моих желаний. Даже самых идиотичных, глубинных, неосознанных. Сейчас перед моими глазами почему то ты в чьей то кухне, привязанный к стулу, со сломанными ногами, с разбитым лицом. Улыбаешься, твои идеальные зубы в крови. Я хожу вокруг с молотком в руке. Включен газ на плите.
Наверное все было не так. Не должно было быть так. Мне не вспомнить. Но как бы то ни было сегодняшний мой выигрыш – тебе. Спасибо за меня

URL записи

23:15 

07.12.2011 в 20:53
Пишет Maximilian fon Reinhart:

Изменники родины
Потерявшие небо в карманных часах
Ночью плоской любви потушат свой страх
Плоским чувством спрессуют плоских детей
Потерявшие цель в игре мелочей

Поцелуй лай лай меня насмерть

Итогом девственных лиц рядовой героизм
А дальнейшая жизнь речевой онанизм
И желание стираясь слабостью веры
Приведут в исполнение высшую меру

Поцелуй лай лай меня насмерть
Поцелуй лай лай меня насмерть

Поцелуй меня насмерть, родная моя
Только насмерть и только меня
Здесь стареющих женщин полнеют ряды
Поцелуй меня насмерть поцелуй меня ты

URL записи

12:12 

ни что не случайно и даже сны...

Он сидит в своём углу, в своей серой обшарпанной временем комнате, согретой тёплым белым светом солнца, что пробиваетя сквозь единственное пыльное окно. Он постоянно сутулится и его глаза воровато оглядываются. Всегда чего-то ждёт, но давно для себя решил, что ждать уже нечего, но каждую ночь благополучно об этом забывает, поэтому и продолжает навязчиво ждать. Он не постоянен и его время то замедляется словно сладкая и мерзко приставучая липкая масса, то быстро и почти незаметно скатывается в комок. Не тот, что в горле, а тот, что как неизлечимая и пожизненная опухоль. По долгу смотрит в окно и разгадывает мир за стеклом. Давно уже выучил звуки этой жизни, но каждый раз умудряется отыскать новые, пока по дикому ещё не прирученные и не изученные до поры до времени. Потом и они станут чем-то обыденным, чем-то прошлым...но это потом, а сейчас они те неизведанный и далёкие.. Ему не одиноко и даже не тоскливо, потому что он так и не смог найти причину этому чувству, состоянию, болезни. Его пальцы стёрты и в грубых мозолях и его сердце ни чуть не мягче, но многократно чувствительнее чем что либо ещё в нём. Его взгляд спокойный..взгляд того кто всё потерял, но приобрёл своё место внутри себя, место, которое у него уже ни кто не отнимет. Как прозрачен и тускл цвет его глаз, но он так радуется каждому новому дню, потому что ждёт...он знает что вот-вот...но так же как и предыдущую ночь и последующие он забудет об этом. Ему нечего и некого ждать, но его обманчиво услужливая память путает, испытывает и просто бессовестно играет с ним.
Ночь..быстрый и короткий шорох пальцев..широко распахнутые глаза и сердце словно на вылет. Немое тело и ты молчишь...По долгу ещё всматриваешься в потолок, стены..но молчишь, не смея не проронить ни слова...Мне снился сон о ком то, кто далеко-далеко и так пугающе близко внутри меня. Моя кожа хранит чьи-то воспоминания...а теперь мои сны хранят чьи-то кошмары. Мой далёкий-близкий Странник, что сниться тебе в пути?..

12:06 

Мы едем в автобусе и сидим друг против друга. Ты равнодушно в окно, но душа тебя выдаёт, а я прямо в твои глаза на против. Я конечно чуть-чуть не очень на против, но всё же на одной прямой. Мы бы никогда не встретились, если бы не захотели когда то давно. Мы когда то решили за нас сегодня, что будем на одной прямой. Твой график колеблется и всё больше искривляется с каждой последующей остановкой, но мы молчим об этом, как будто не замечаем. Слышишь? Моя зима уже не дышит, а твоя весна ещё не научилась говорить. Быстрый взгляд по твоей растрёпанной душе и упор в ключицу. Я слышал хрип твоей весны..может показалось? Бог отвлёкся в то время как моя голова легла на твои колени, именно тогда мы и решили за нас сегодня, что будем на одной прямой, но в этой жизни так уж случилось, что чуть-чуть и не очень. Странно... я снова слышу хрип твоей весны...

12:22 

Люди, они такие люди.

Как-то проходя мимо кого-то я заметил:
Сколько боли и обиды он вынес? Из его сердца хоть выжимай эту густую и ядовитую горечь. В его глазах я видел враждебность к тому кто зовёт себя гордо, а иногда, где-то глубоко внутри, в самом потаённом и укромном месте от себя, отвратительно-Человеком. Его острые и уже не по-детски старые глаза не видели их не потому что их нет, а потому что он таких не встречал. Ему нравится запах разложение и гнили, нравится слово пожирать и поглощать, но он до зубного скрежета ненавидит слова, которые такие вечные и неоднозначные в своём значение...слова которые могут дать ему надежду, а потом втоптать так глубоко и даже не в грязь, а что-то, что гораздо хуже, то что уже не отмоешь и не соскребёшь,не вырежешь и не сожжёшь,то после чего уже не останется ничего. У него такой красивый смех и приятная улыбка. Каждый день , мир устраивает ему не подобающий приём, бросая объедки с царского стола, живущих совсем не под небесами. Он не спасёт, потому что никогда не жалел их, впрочем это всё из-за его детской обиды, что его не пригладили и не пожалели, не сбили волчью спесь далеко когда-то. О как не сдержан и жесток он в своём бунтарском духе и как безмерно пуст и одинок, потому что так и не нашёл потерянного в нём человека.

Шут

главная